Традиции соколиной охоты на протяжении столетий привлекают путешественников и этнографов

За многовековую историю туркменского народа немало зарубежных путешественников побывали на туркменской земле. Они оставили ценные сведения об истории, культуре и быте туркменского народа, в их путевых заметках много интересных фактов об охотничьих традициях местного населения.

Английский этнограф, купец и дипломат Энтони Дженкинсон (1529-1610) оказался первым западноевропейцем, описавшим побережье Каспийского моря и Средней Азии во время своей экспедиции в Бухару в 1558-1560 годах. В своей книге «Путешествие в Среднюю Азию», изданной в Лондоне в 1562 году, Э. Дженкинсон останавливается и на соколиной охоте туркмен. Автор отмечал, что туркмены «никогда не выезжают без лука, стрел и меча, будь то на соколиную охоту или для какого-нибудь другого увеселения, они очень хорошие стрелки как на коне, так и пешие».

Русский зоолог, профессор Санкт-Петербургского университета и путешественник Модест Богданов (1841-1888) в «Очерках природы Хивинского оазиса и пустыни Кизил-Кум», вышедших в 1882 году в Ташкенте, говорит о туркменских охотниках следующее: «своими борзыми туркменские охотники травили зайцев, лисиц-караганов, реже сайгаков, шакалов и волков... При травле волков, сайгаков и кейиков, в помощь собакам туркмены употребляют выношенных и обученных орлов, которые ценятся очень дорого. За хорошего беркута туркмен-охотник не задумается отдать верблюда». И далее автор подчёркивает такую особенность: «собираясь на охоту, туркмен сажает своего беркута на особо определённую для этого луку и закрывает ему глаза кожаным колпачком. Подкравшись к стаду сайгаков, он снимает колпачок с глаз беркута и даёт ему свободу. Завидев сайгаков, беркут устремляется за ними, наконец, улучив момент, бросается наискось и всаживает когти в зверя...»

Американский военный корреспондент Мак-Гахан (1844-1878) в своей работе «Военные действия на Оксусе и падение Хивы», выпущенной в 1874 году в Лондоне, приводит сведения об охоте с помощью борзой на джейранов и сайгаков.

Известный швейцарский путешественник, востоковед и писатель Генрих Мозер (1844-1923) в период 1882-1883 годы совершил ряд путешествий в Центральную Азию, в том числе через пустыню Каракумы и побывал в Туркменистане, результатом этой поездки стала книга, вышедшая в 1885 году в Париже «A travelers I Asie centrel» («Через Центральную Азию»), где автор дает описание красоты туркменской тазы.

Первыми среди российских путешественников и исследователей повадки тазы описали в 1876 году П. Мачеварианов, Л. Сабанеевым в 1878 году, Я. Палфером в 1880 году.

Выдающийся российский археолог, историк-востоковед М.Е. Массон (1897-1986) отмечал, что в ХIХ веке туркменские охотничьи борзые собаки-тазы производили сильное впечатление на европейских путешественников. Уже упомянутый русский зоогеограф М.Н. Богданов с восторгом писал, что «одного взгляда на тазы достаточно, чтобы сказать, что имеешь дело с высококультурным, чистокровным животным. Грация, пропорциональность форм в нём поразительны. Самый взыскательный охотник должен будет признать в тазы красоту».

Зарубежные путешественники, которые приезжали в наши края писали, что туркмены ухаживают за тазы не меньше, чем за ахалтекинским конём. С искренним восхищением отмечали, что осенью, с наступлением холодов, охотники покрывают тазы попоной из кошмы, которая снимается с собаки только на охоте. Эта удивительная забота за борзыми говорит о многом. В документальных свидетельствах конца второй четверти XVIII века зафиксирована запись о том, что на туркменских базарах «охотник не задумается отдать за хорошего тазы пару верблюдов или несколько десятков овец».

О традиционной для Туркменистана соколиной охоте международное сообщество узнало ещё в XIX веке. Знаменитый французский фотограф, писатель, путешественник и воздухоплаватель Поль Надар (1820-1910) выставил на Всемирной сельскохозяйственной выставке, проходившей в 1890 году в Ташкенте, наряду с другими фотографиями, запечатлевшими его пребывание в Туркменистане, снимок, на котором представлен мужчина средних лет в национальной одежде со своим соколом.

В основном туркмены использовали в охоте соколов-балобанов. Самое большое скопление этих хищных птиц в горах Ахалского и Балканского велаятов. На протяжении многих веков сложились эффективные приёмы парной охоты – ловчей птицы и борзой-тазы. Современным путешественникам и тем, кто интересуется данным промыслом, охотники рассказывают, что главное в дрессуре ловчей птицы – доверительные отношения.

Из поколения в поколение передаются пословицы и поговорки о традициях охоты: «пошёл на охоту без тазы, значит, вернётся домой без лисы», «об удачной охоте заботься, пока тазы ещё маленькая», «дождь идет – коня не покупай, ветер дует – сокола не выпускай» и др.

В настоящее время о традиционной охоте туркмен всё больше узнают и за рубежом. В 2013 году в Дании видеоролик о соколиной охоте (оператор Ата Эебердыев, композитор Сердар Хайдаров) был признан лучшим среди сорока пяти видеопрезентаций Международного фестиваля сокольников.

Ежегодно Государственный комитет Туркменистана по туризму проводит Международную выставку «Туризм и развитие», в рамках которой действует экспозиционный уголок, где представлены туркменская тазы и сокол. В 2016 году ЮНЕСКО включило соколиную охоту в Список нематериального культурного наследия человечества.

В завершение хотелось бы привести один интересный факт. В своё время в одном из номеров популярного журнала «Огонёк» была опубликована статья о соколиной охоте. В ней, в частности, говорилось, что во время войны 1941-1945 гг. фашисты в целях оперативной передачи секретных данных практиковали голубиную почту. Один английский разведчик узнал об этом и передал информацию в штаб с примечанием, что однажды читал в Лондоне книгу о соколиной охоте. Он предложил использовать хищных птиц для перехвата данных. В 1943 году в Лондоне был создан специальный отряд сокольников, которому до конца войны удалось заполучить 400 особо секретных донесений противника. Книга, про которую вспомнил английский разведчик, называлась «Туркменские методы натаскивания соколов».