Нумизматические артефакты помогают учёным восстановить неизвестные страницы истории

Не будет большим преувеличением сказать, что современную цивилизацию создали деньги. Они с полным основанием относятся к таким же великим изобретениям человеческого ума, как гончарный круг, колесо и, конечно, письменность. Серединой второго тысячелетия до нашей эры датируется самое раннее упоминание о деньгах: глиняная табличка из Двуречья между Тигром и Евфратом на юге современного Ирака свидетельствует о том, что был сделан платеж обусловленной мерой серебра. Позже на Древнем Востоке функции денег стали выполнять слитки металла или каменные гири определенного веса или меры. Появление разновесов, необходимых для точного взвешивания товаров, отмечено многочисленными археологическими находками, которые датируются концом IV и III тысячелетием до нашей эры – эпохами энеолита и ранней бронзы. На территории Туркменистана такие разновесы выявлены археологами в Анау, Кара-депе, Намазга-депе, Йылгынлы-депе и многих других памятниках того далекого времени (фото 2). Использовались они и позже, когда жители северных предгорий Копетдага освоили плодородную дельту реки Мургаб, где возникло царство, условно именуемое ныне страной Маргуш, или Древней Маргианой.

Но там, на более высоком уровне развития цивилизации, можно встретить и другие формы платежных средств. Во время раскопок у главных ворот укрепления Гонур-депе были найдены так называемые токины – глиняные шарики с нанесенными на них штрихами разных видов (фото 3).

Обнаруживший их археолог Виктор Сарианиди предположил, что это ничто иное как счетные жетоны, которые оставляли при входе в царскую крепость, когда приносили туда какие-то продукты или товары. С не меньшим основанием можно предположить, что эти шарики выполняли функцию денег.

Правда, из страны Маргуш происходит еще одна коллекция предметов, которые могут быть причислены к древнейшим деньгам. Речь идет о каменных и керамических пряслицах с гравировкой на их поверхности в виде разных кружочков или же линий (фото 4). Это массовый материал, который встречается на всех памятниках Древней Маргианы. Гораздо реже попадаются металлические «пряслица» - плоские круглые изделия со сквозным отверстием и рельефным ободком в центре, которые в 2006 году были найдены в Аджикуинском оазисе в древней дельте Мургаба (фото 5). Нумизмат Владимир Тюнибекян высказал предположение, что эти «пряслица» могли нанизываться на шнур, как это делалось в Древнем Китае для удобства счета крупных сумм. Там это стало продолжением гораздо более древней традиции нанизывать в связки раковины каури, которые использовались в качестве денег не только в домонетный период истории в Китае, но и в Индии, Таиланде и Африке вплоть до XIX века. Самое интересное, что через два года, в 2008-м, был обнаружен целый клад таких же металлических жетонов в Лебапском велаяте, в предгорье Койтендага, то есть на землях Древней Бактрии. Археолог-нумизмат Тиркеш Ходжаниязов высказал вполне обоснованное мнение, что нет ничего удивительного в сходстве аджикуинских и койтендагских находок. В эпоху бронзы, то есть во втором тысячелетии до нашей эры, оба этих района населял единый народ, говоривший на одном языке, с общей культурой и мировоззрением. Вот почему в современной науке обе эти исторические области объединены в Бактрийско-маргианский археологический комплекс (БМАК).

Прошло еще несколько веков после того, как исчезла эта цивилизация, прежде чем в мире появились привычные для нас средства платежа – монеты. Считается что первые металлические пластинки с рисунком, свидетельствующим, что это деньги, были изготовлены в Лидийском царстве на территории современной Турции в VII веке до нашей эры. Чтобы подтвердить установленный вес кусочка электра (сплава золота и серебра), на нем с помощью наковальни и ручного штемпеля чеканили рисунок. Этим клеймом царь гарантировал точность веса монеты. Тогда же появились разные номиналы монет, битые по-своему для каждого весового стандарта. Изобретение оказалось настолько удачным, что вскоре монеты стали чеканить сначала в других государствах средиземноморского круга, а потом, благодаря развитию международных контактов через караванные пути, этот способ распространился далеко на Восток.

В середине IV века до нашей эры простые клейма-изображения геометрических фигур, животных или божеств на монетах вытеснили портреты царей. Первым был изображен Александр Македонский. Немало монет с его узнаваемым профилем найдено на территории Туркменистана, они украшают нумизматические коллекции музеев страны, есть они во всех крупных музеях мира (фото 6). Великий завоеватель осуществил в своей огромной империи настоящую денежную реформу. Он привел к единой норме все прежние монетные системы в покоренных странах, введя так называемую аттическую систему, которая продержалась несколько веков без особых изменений. Аттическая система господствовала на территории Туркменистана при власти Селевкидов – наследников Александра, а также при Аршакидах – правителях Парфянской державы. Основу ее составляли серебряные монеты: тетрадрахма весом чуть больше 17 граммов, драхма весом 4,3 грамма и обол – мелочь весом 1,6 граммов.

Изучив тысячи монет, археолог-нумизмат Евгений Зеймаль в своих трудах смог обосновать характерные черты первых веков функционирования денег в Средней Азии, включая Туркменистан. Он пришел к выводу, что денежное обращение и самостоятельная монетная чеканка начинались здесь поэтапно. На раннем этапе в регион поступали различные иноземные монеты в качестве сокровищ. Потом они послужили образцами для выпуска местных подражаний. И только на заключительном этапе этого процесса уже в парфянский период началась самостоятельная денежная эмиссия (фото 7).

Другой известный археолог-нумизмат, академик Эдвард Ртвеладзе выразил сомнение, что селевкидские и греко-бактрийские монеты всегда выполняли здесь функции сокровищ, а не средств обращения. Он обратил внимание на тот факт, что среди археологических находок часто встречаются медные халки, очень редко выходившие за пределы того государства, где они чеканились. «Возможно, - пишет Э.В.Ртвеладзе, - что привозными для территории Средней Азии являлись ахеменидские дарики и сикли (вероятно, найденные здесь, хотя обстоятельства их находок неясны) или монеты VI-V веков до нашей эры: статеры ахеменидских сатрапов Малой Азии, подражания монетам Афин, монеты царей Македонии из прославленного Амударьинского клада, который попал в коллекцию Британского музея».

Несколько лет назад в Южном Туркменистане обнаружился клад серебряных ахеменидских сиклей с изображением лучника в тиаре на лицевой стороне и различного рода надчеканами (фото 8). Две из этих монет опубликованы в научном издании. Они дали повод ученым поставить вопрос о вхождении территории Туркменистана в зону денежного обращения Ахеменидской империи.

В течение нескольких столетий (с III до VII века) на территории Южного Туркменистана находились в обороте монеты государства Сасанидов. Их и сегодня нередко обнаруживают даже на поверхности многочисленных депе в Прикопетдагской долине и дельте Мургаба. На каждой сасанидской монете изображен царь, при котором она была отчеканена, выбито его имя, что помогает историкам воссоздать летопись правления разных монархов. Сасанидские монеты обычно изготовлялись из серебра. На них в основном изображали торс с короной на голове, показанной в профиль (фото 9).

После включения территории Туркменистана в состав Арабского Халифата в VII веке основным платежным средством стали монеты правящих династий – сначала (с 696 года) золотые динары, серебряные дирхемы и медные фельсы Омейядов, затем (с 750 года) в ход пошли «куфические» монеты Аббасидов, отличавшиеся каллиграфической выразительностью благодаря применению декоративного шрифта «куфи» (фото 10). К Х веку, когда Аббасиды утратили политическую власть, их деньги продолжали использоваться на всем пространстве мусульманского мира, хотя в ряде стран уже вовсю чеканились монеты местных династий, мало чем отличавшиеся от аббасидских. Однако, затем наступил серебряный монетный кризис. Его признаки стали проявляться с конца X века: качество монет заметно ухудшилось уже при дворе Саманидов. Постепенно весь регион ощутил острый дефицит серебра, продолжавшийся в течение примерно двухсот лет.

Историки-нумизматы разных стран мира уже давно ломают головы над причинами серебряного монетного кризиса. На это могло повлиять сразу несколько факторов. Это и большой отток восточных серебряных денег в Европу, и истощение серебряных рудников. Современные исследования позволили точно установить, что к концу X-началу XI века серебро в исламском мире действительно подорожало. В результате появилось огромное количество низкопробных монет и медных заменителей серебра. Но и в той сложной ситуации халифы все-таки находили ресурсы для чеканки высокобробных дирхемов.

Наряду с общими явлениями в каждом средневековом государстве имелись и свои осо¬бенности, локальные традиции монетного дела и оборота денег. В частности, Великие Сельджуки в своем государстве чеканили золотые динары разной пробы (фото 11). Кроме столичного Нишапура их монетные дворы были в Мерве и Нисе. Еще при султане Санджаре на севере Туркменистана началась эмиссия собственных монет хорезмшахов из туркменской династии Ануштегинидов. Письменные источники того времени прямо указывают, что первым от своего имени с 1142 года стал чеканить монеты внук основателя династии Ануштегина хорезмшах Атсыз. Ровно через четверть века все владения этого государства выпускали золотые динары и серебряные дирхемы с именем его сына Иль-Арслана, ставшего к тому временем султаном. Чеканил свои монеты даже последний хорезмшах Джелал ад-Дин Менкбурны – правда, далеко за пределами своего потерянного государства.

Академик Зия Буниятов отмечал, что «хорезмшахи особое значение придавали политическому аспекту выпуска собственных монет, хотя по части состава монетной массы следовали местным традициям. Хорезмшахи по мере расширения своей державы интенсифицировали чекан золотых динаров, особенно Ала-ал-Дин Мухаммед II, от имени которого золотые динары выпускали не только в столичном городе Гургандже (Куняургенче), но и на других монетных дворах». Никто не знает, сколько золотых монет жители Хорезма спрятали во время монгольского нашествия. Их закапывали в землю беженцы, покидая родные места с надеждой на возвращение. «Монголы разрушали и сжигали города, - пишет З.М.Буниятов, - перебили и увели в плен множество людей; очевидно, из-за этого значительная часть упрятанного золота так и не обрела новой жизни. Зато впоследствии, вплоть до наших дней, нет-нет, да и обнаруживаются случайно, при земляных работах, клады золотых динаров – бесценный источник для изучения экономической жизни XII-начала XIII века».

К настоящему времени благодаря археологическим исследованиям в Туркменистане накоплен огромный монетный материал, обеспечивающий возможность специалистам впервые дать достаточно подробную и содержательную периодизацию развития денежного обращения в древности и средневековье. Когда молчат старинные рукописи, только монеты могут помочь археологам безошибочно датировать тот или иной памятник прошлого и пролить свет на неизвестные страницы истории нашей Родины.