Туркмены испокон веков жили по справедливым и благородным законам предков

Фото: Юрий ШКУРИН

В 1897 году в Ашхабаде вышла уникальная книга - «Обычное право туркмен. Адат». В среде правоведов, изучающих историю Центральной Азии, она вызвала огромный интерес, а сведения, содержащиеся в ней, стали для многих открытием. Автором книги был Александр Александрович Ломакин. Он прибыл в Закаспийскую область в 90-х годах ХIХ столетия, после окончания Офицерских курсов восточных языков Азиатского Департамента иностранных дел России. Исполняя обязанности председателя суда Серахсcкого приставства и столкнувшись с практикой судопроизводства, Ломакин обнаружил, что изучаемое на курсах мусульманское право «шариат» во многом расходится с традиционными законоположениями туркмен. Сознание того, что жить и работать среди коренного населения, не зная его законов, невозможно, побудило Ломакина к самостоятельному изучению народного права.

Вначале Ломакин пробовал составить свод туркменских законов, ограничившись расспросами народных судей, изучением судебных решений, но столкнулся с тем, что по однотипным делам зачастую выносятся совершенно разные приговоры. Это утвердило его в мысли: народные судьи судят не по туркменскому обычаю. «Там, где имеет место приязнь, родство или корысть, нельзя искать справедливости» - пишет Ломакин, и решает изучать исконные обычаи в народной среде, через уважаемых аксакалов, при объездах аулов, без посредства переводчиков. Так он и поступал: сведения, полученные в одном ауле, проверялись в другом, третьем, четвёртом. Это было для него несложно, поскольку он в совершенстве владел туркменским языком. В течение трёх лет была собрана основная часть ценной информации. Но на этом работа не закончилась. Сведения, полученные в Серахских аулах, Ломакин сверил и дополнил данными, собранными в Теджене, куда его направили в качестве уездного начальника, а затем - в Ахале, работая в штате Начальника Закаспийской области.

Ещё будучи в рукописном виде, сведения по туркменскому праву уже оказывали огромную помощь в решении правовых вопросов. Консультациями Ломакина пользовался сам Начальник Закаспийской области. Убедившись в необходимости и полезности предпринятого автором труда, он приказал издать книгу «Адат» за счёт казны. Специальная авторитетная комиссия, в которую вошли члены чрезвычайного съезда народных судей, единодушно признала труд Ломакина обстоятельным, не нуждающимся в исправлениях и дополнениях.

В 1897 году книга «Обычное право туркмен. Адат» была напечатана в частной типографии Ашхабада. В вводной части автор отмечает, что, приняв ислам, и, усвоив религиозные принципы, туркменский народ продолжал жить собственной жизнью, мало схожей с жизнью арабов времён Мухаммеда, и, хотя шариат до некоторой степени проник в решение дел, но в части семейных, наследственных и спорных вопросов туркмены продолжали неукоснительно соблюдать обычаи и уложения своих предков. В отличие от шариата адат не являлся наукой, он не преподавался в учебных заведениях, не имел письменного воплощения, но строго и чётко, правило за правилом, из века в век, из поколения в поколение передавался изустно, сохраняясь в генетической памяти туркмен. Очевидно, намного старше всех религий адат представлял собой самостоятельные, выведенные из исторического опыта жизни туркменского народа взгляды на гражданское и уголовное право, на частную и семейную жизнь, на ведение хозяйства. Исходя из этого, составитель поделил книгу на три части: право семейное, право процессуальное и право материальное.

На строгих, но доброжелательных и справедливых законах Адата воспитывался, безусловно, честный и чистый душой туркменский народ. При знакомстве с народным правом становится очевидно, что несмотря на строгость положений, оно несло в себе справедливость, гуманность, высоко чтило интересы как отдельного человека, так и общества в целом. Весь свой многотысячелетний жизненный опыт, всю свою духовность вложили туркмены в адат. Его законы сохраняли поколения за поколениями, воспитывая в людях моральную чистоту, чувство справедливости и уважение к старшим.

Свой кропотливый труд Ломакин подытожил словами: «Жизнь покажет, насколько полезен мой труд, но ясно уже сейчас, что он послужит для дальнейшего, более полного, более основательного исследования туркменского права».

По материалам Центрального государственного архива Туркменистана