Уникальные находки из Данданакана свидетельствуют о времени расцвета восточной медицины

Многие города, выросшие вдоль Великого Шелкового пути, славились своими больницами, которые назывались маристанами. Но это были не только лечебные заведения – нередко они совмещали в себе функции медицинской школы и благотворительного учреждения. Внешне и по планировке они напоминали традиционные среднеазиатские медресе с большим внутренним двором, в центре которого обычно устраивали водоем. В маристаны обращались за помощью как местные жители, так и путники, заболевшие в дороге. Нередко люди специально ехали с караванами из дальних краев в тот или иной город, где жил какой-нибудь знаменитый лекарь. Именно в маристанах вели свою практику и такие известные на весь мир врачи и ученые как Бируни и Авиценна (Ибн Сина).

Оба они были почти сверстниками и нашли покровительство при дворе хорезмшаха Мамуна II в Куняургенче. Бируни возглавлял придворную Академию Мамуна, которая функционировала до 1017 года и собрала весь цвет арабоязычной науки начала XI века. С тех пор минуло ровно тысяча лет, но их труды переиздаются до сих пор. «Фармакогнозия» Бируни содержит перечень лекарственных растений, а его источниками стали около двух с половиной тысяч персидских, греческих, сирийских и индийских рукописей. Бируни дает ссылки на трактаты Аристотеля, Диоскорида и Галена. «Его рука не расставалась с пером, глаза – с наблюдением, ум – с размышлением» - вспоминали знавшие его современники. Еще более известен во всем мире пятитомный труд великого энциклопедиста Ибн Сины «Канон врачебной науки», созданный им в годы пребывания Куня-Ургенче. Нет, пожалуй, такого раздела медицины, включая гигиену, которого он не коснулся. Он писал о том, как уберечь от болезней детей, дал практические наставления по лечению целого ряда тяжелых заболеваний, которые сохраняют актуальность до сих пор. В одной краткой фразе он сформулировал свой опыт и сущность профессии медика: «Три орудия есть у врача: слово, растение и нож».

В Средние века в городах Туркменистана как и во всем мусульманском мире медицина была обязательной частью общего образования наряду с теологией, естествознанием, математикой, историей, географией и литературой. Не только в Гургандже, но и в Бухаре, Мерве, Нисе, Нишапуре, Дехистане, Багдаде, Дамаске, Каире, Кордове и других крупных городских центрах до XII века существовали свои медицинские школы и больницы, сохранявшие и развивавшие древние знания в этой сфере. Они оказали большое влияние на развитие медицины в Испании, Италии, Германии и Франции. Особенно ценным источником для становления научной медицины в средневековой Европе, пребывавшей в плену схоластики, стали переведенные на латинский язык трактаты таких восточных авторов IX-XI веков как алхимик ал-Джебр (латинизированное Гебер), врачи-энциклопедисты ал-Кинди (Алкиндус), ар-Рази (Разес), философы ал-Фараби, Ибн Рушд (Аверроэс), хирурги Абулкасым ал-Захрави (Захариус), Ибн Зохр (Авензор) и многие другие. Имена некоторых из них содержат «нисбу» Мервези – часть имени, обозначающую место рождения или проживания человека. Мервези – значит родом из Мерва. Не случайно арабский географ начала XIII века Йакут ал-Хамави отмечал, что «ни один другой город не может похвастаться происхождением такого большого числа ученых и всякого рода знаменитых и важных людей».

В Мерве проживали такие выдающиеся врачи как Али ибн Сахл Раббан (IX век) – автор медицинской энциклопедии, его младший современник Ибн Муса, оставивший после себя труды по режиму питания, оздоровительным водным процедурам, правилам кровопускания, фармакогностике и ботанике с описанием ряда лекарственных растений. Огромное влияние на развитие искусства врачевания оказал основоположник национальной медицины Сейит Исмаил Гургенли (1057-1137), оставивший неизгладимый след в медицине Востока. Последние годы жизни он провел в Мерве при дворе султана Санджара. Он писал труды по хирургии, офтальмологии, фармакологии, ветеринарии, изучал химию и ботанику, составил ряд трактатов по терапевтике, психиатрии, истории медицины, а также занимался практической медициной.

Все эти ученые, также как и другие их коллеги и современники, отстаивали материалистическое мировоззрение и противостояли религиозному догматизму. Они боролись против утверждений о том, что все болезни от Бога и на основе опытов пытались выявить пути распространения инфекций, чтобы остановить эпидемии. Естествоиспытатели Мерва занимались также собиранием гербариев и минералов, их описанием и систематизацией. Рукописными книгами, вывезенными из библиотек Мерва накануне нашествия монголов в первой половине XIII векам пользовался великий арабский ученый-ботаник, фармацевт и врач Ибн аль-Байтар из аль-Андалуса (Испании), написавший на их основе "Книгу о медицинских и диетологических терминах") - настоящую энциклопедию лекарственных препаратов с подробным описанием более чем 1 400 лекарственных растений, пищи и снадобий с указанием их терапевтического значения и медицинского применения.

Мерв в эпоху Великих Сельджуков был окружен целым созвездием городов-спутников, которые находились вдоль основных трасс Великого Шелкового пути, пролегавших к столице со всех сторон света. Сегодня они оказались в фокусе особого внимания археологов. Каждый исторический город-памятник – а их несколько десятков только вокруг ядра этого средневекового оазиса, которым является городище Султан-кала – таит в себе массу еще неизвестной науке информации, не говоря уже о ценных артефактах, способных пополнить музейные коллекции. Уже не первый год ведутся археологические раскопки, проводимые экспедицией Национального управления Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры и Государственного историко-культурного заповедника «Древний Мерв» на городище Данданакан (Дашрабат) в 30 километрах западнее современного города Мары. Он стоял на отрезке Великого Шелкового пути между Серахсом и Мервом. Ранее там уже были раскопаны великолепные образцы архитектурного декора, которые хранятся в Государственном музее Туркменистана, а два года назад с успехом демонстрировались в нью-йоркском Метрополитен-музее на выставке, посвященной сельджукскому искусству.

В последнем полевом сезоне, минувшей осенью, в Данданакане обнаружены остатки средневекового сооружения из жженного кирпича с неординарными помещениями, в одном из которых было выявлено большое количество мелких фрагментов битого стекла и несколько относительно целых уникальных экземпляров стеклянной посуды и мелких металлических инструментов IX-XII веков. Лабораторный анализ и сравнительное изучение этих тонких изделий средневековых ремесленников не оставляет сомнений в том, что найденные предметы использовались в качестве инвентаря аптекарей (аттаров) и лекарей (тебипов). Не является ли это здание руинами маристана? Дальнейшие раскопки наверняка позволят ответить на этот вопрос. Но одно уже очевидно: благодаря этим находкам ученые получили в свои руки образцы инструментов и посуды, которыми пользовались врачи и аптекари эпохи Великих Сельджуков.

Крупные научные центры мира уже не первый год сотрудничают с коллегами из Туркменистана в области археологии и реставрации культурных ценностей. Так, Национальное управление Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры приступило к осуществлению совместного проекта с японским музеем Михо. Цель этого проекта – анализ технологии изготовления глазурованной керамики и средневековых стеклянных изделий Куня-Ургенча, разработка методов их реставрации. Специалисты по палеометаллу из Италии и Греции участвуют в многолетней программе исследований железных предметов, найденных в ходе раскопок туркмено-итальянских экспедиций в Нисе и Мерве, а также на знаменитом памятнике эпохи бронзы Гонур-депе. Вновь выявленные в Данданакане артефакты дают стимул для дальнейшего, более глубокого изучения этого и других подобных памятников Древнего Мерва. Благодаря Государственной программе проведения археологических раскопок на памятниках, расположенных на территории Туркменистана вдоль Великого Шелкового пути, рассчитанной на 2018-2021 годы, к этой работе присоединяются ученые из США и Великобритании. Ждет своего часа и Куняургенч, чей богатейший культурный слой таит в себе следы Академии Мамуна и обещает немало ярких открытий в будущем.