Памяти выдающегося композитора Реджепа Реджепова

Фото: из архива

С уходом на 77 году жизни выдающегося композитора, народного артиста Туркменистана, Лауреата Государственной премии им. Махтумкули Реджепа Джумаевича Реджепова культура Туркменистана понесла невосполнимую утрату.

Реджеп Реджепов – автор двух опер: «Героглы» и «Сказки Каракумского ветра», симфонических и вокально-симфонических произведений, а также музыки к десяткам кинофильмов! Сотни песен на его мелодии еще очень долго будет петь туркменский народ. Реджеп Джумаевич вошел в музыкальную жизнь страны в 70-е годы прошлого столетия, когда на туркменских площадках чувствовался всплеск композиторского таланта – Нуры Халмамедов, Аман Агаджиков, Чары Нурымов, Реджеп Аллаяров… Он общался с ними, дружил, сотрудничал и до конца своих дней хранил в памяти их светлые образы, а так как при этом был еще и хорошим рассказчиком, то с удовольствием вспоминал о незабываемых встречах, которые подарила ему судьба.

В память о замечательном композиторе, одаренном педагоге, обаятельном и чрезвычайно тактичном человеке Реджепе Джумаевиче мы предлагаем читателям материал, который заранее готовился нашей редакцией к его предстоящему камерному концерту.

Реджеп Реджепов родился в небольшом городе на западе страны – в Кизил-Арвате (ныне Сердар). Ничто не предвещало становления его карьеры композитора . Его отец был известным художником по коврам, а мама, как большинство кизиларватских женщин – искусной ковровщицей. Но по тем меркам их семья считалась прогрессивной – у них был даже патефон. На одной стороне единственной пластинки была увертюра к опере «Кармен» Жоржа Бизе, на другой – «Танец с саблями» Арама Хачатуряна. Дивная музыка переносила 6-летнего мальчугана в другой сказочно-волшебный мир. Он даже пытался придумывать разные житейские истории под страстные звуки, не осознавая еще, что они называются либретто.

Когда Реджепу было 12 лет, отец заметил, как ловко его сын подбирает музыку на самодельной дудочке. Невероятно, обычная полая палочка с дырочками вдруг издает знакомую туркменскую песню! Да это же талант! И папа, с нетерпением дождавшись лета, отвез сына в Ашхабад в Республиканскую музыкальную школу-интернат. Это был 1956 год. Реджепа Реджепова приняли на отделение духовых инструментов по классу трубы, и он влился в коллектив музыкально одаренных детей. Ему очень повезло с педагогом Дурды Нурыевым, который давал дельные советы; уже тогда Реджеп начал сочинять музыку и хорошее наставничество было ему необходимо. Учился кизиларватский паренёк на одни пятерки и по специальным, и по общеобразовательным предметам, что позволило ему, успешно закончив третий класс, сдать экстерном экзамены за четвертый и перейти сразу в пятый класс.

По направлению от РМШ отличник Реджеп Реджепов поступает в Туркменское государственное музыкальное училище им. Данатара Овезова. Его педагог Дурды Нурыев, кстати, очень хороший пианист, работал и в училище тоже, а помимо этого, была возможность брать ценные консультации у Ашира Кулиева и Генриха Држевского. Занимаясь по классу трубы, студент Реджепов сочиняет несколько пьес для фортепиано. На четвертом курсе он пишет ряд пьес, которые объединяет в «Детский альбом». Широкую известность обрел его второй «Детский альбом», в который вошли фортепианные миниатюры «Воспоминание», «Марш кузнечиков», «Раздумье», «Куклу купили», «Колыбельная» и другие. Параллельно он сочиняет песни и романсы – «Облака», «Тебе», «Песня отцов», «Цветочек», «Отчего» и другие.

Студенческие годы в музыкальном училище им. Данатара Овезова были для Реджепа Реджепова очень насыщенными и в творческом, и в образовательном росте. Помимо учебы, он работал в оркестре Театра оперы и балета им. Махтумкули. И это тоже была для него хорошая школа профессионализма.

– Я часами пропадал на репетициях, – вспоминает Реджеп Джумаевич. – Знал все оперы наизусть. Видел, как работают знаменитые вокалисты Мая Кулиева, Аннагуль Аннакулиева, Ходжа Аннаев, дирижер Хыдыр Аллануров, композитор Нуры Мухатов. Возможно, это прозвучит высокопарно, но они были действительно примером самозабвенного служения своей профессии как для меня, так и для всех, кто посещал театр.

Реджеп Реджепов заканчивает музыкальное училище им. Данатара Овезова также с отличием и отправляется на учебу в Московскую консерваторию им. П.И. Чайковского, причем не по классу трубы, а по классу композиции. Именно здесь в Москве произошло его знакомство с Нуры Халмамедовым: первокурсник Реджепов прибыл в консерваторию, а выпускник Халмамедов – покидал ее.

Здесь же его отыскал в то время начинающий и подающий очень большие надежды кинорежиссер Булат Мансуров, который услышав романс Реджепа Реджепова о Махтумкули, решил познакомиться со своим талантливым земляком. «Мы обязательно будем сотрудничать», – уверенно подытожил разговор Булат Мансуров.

– Музыку к фильму Булата Мансурова «Состязание» писал Нуры Халмамедов, - рассказывает Реджеп Джумаевич. – К тому времени мы подружились, и он разрешил мне присутствовать на звукозаписи его музыки к этому фильму. Я был покорен, очарован и влюблен в неё. Эта влюбленность сохранилась во мне до сих пор. А Нуры Халмамедов с тех пор стал мне духовным учителем. Однажды он пригласил меня в Большой театр на балет «Ромео и Джульетта». Под впечатлением музыки Сергея Прокофьева мы возвращались из театра до Туркменского постпредства, не проронив ни слова.

Нуры Халмамедов настаивал на том, чтобы я знакомил его со своими сочинениями. Я показал ему «Одинокую тропинку» на слова Ата Атаджанова, «Будь со мной» и «Арманым» на стихи Алты Акмамедова.

Помню забавный случай, который произошел с одной из моих песен. В 1963 г., приехав на каникулы в Ашхабад, я зашел в Союз композиторов и встретился там с Данатаром Овезовым и поэтессой Аннасолтан Кекиловой. Они попросили меня написать мелодию для песни «Я искал тебя» и передали мне текст. В тот же день я написал музыку. Между прочим, эту песню поют до сих пор. А забавный случай состоит в том, что лет через 25 экспедиция по сбору песенного фольклора работала в глубинке и встретила чабана, играющего на свирели мелодию песни «Я искал тебя».

– Яшули, это не народная песня, а современная, её авторы Реджеп Реджепов и Аннасолтан Кекилова, - стали объяснять специалисты.

– Ничего подобного, я всю жизнь играю эту песню, она – очень даже народная, – настаивал на своем чабан.

Мою песню выдают за народную – высшей похвалы своему творчеству, чем эта, я, пожалуй, не слыхал. Прав оказался Булат Мансуров, сказав Реджепу Джумаевичу: «Мы обязательно будем сотрудничать». Действительно, Реджеп Реджепов стал композитором в двух кинофильмах Булата Мансурова – «Утоление жажды» по роману Юрия Трифонова и «Рабыня» по рассказу Андрея Платонова. С этих двух фильмов начался огромный этап в творчестве Реджепа Джумаевича – киномузыка. Он досконально изучил технику этого жанра, его задачи и возможности: музыка предназначена лирически или драматически передавать сюжет кинофильма, подчеркивать глубину переживаний героев, создавать, в зависимости от темы, настроение зрителей и тем самым усиливать глубину режиссерского замысла.

Реджеп Реджепов сделал очень много для туркменского кинематографа, он – автор музыки к 59 кинофильмам! Это благодаря его таланту, так нежно и мелодично прозвучала музыка в кинофильме «Дерево Джемал». Реджеп Реджепов – автор двух опер. История написания первой оперы «Сказки каракумского ветра» такова.

– Перед сном я давал детям послушать пластинку со сказкой «Али Баба и 40 разбойников» в инсценировке Вениамина Смехова, - рассказывает Реджеп Джумаевич. И однажды родилась идея, а что если сделать такую же инсценировку на туркменскую сказку «Яртыгулак». Нужно было либретто, и я отправился в Москву в театр на Таганке, где служил актер Смехов.

– Нет! Нет! Нет! – сначала категорично возразил Вениамин Борисович, – совсем нет времени. А потом, познакомившись с симпатичным туркменским героем, согласился оставить у себя сказку. Через 2 месяца он позвонил:

– Ваш заказ готов!

Либретто туркменской сказки на русском языке было бесподобным. Я с воодушевлением создал музыку, но поставить оперу так и не удалось. Теперь же перевод на русский язык неактуален. У меня есть мечта – перевести либретто Вениамина Смехова с русского языка на туркменский и дать нашим детям насладиться «оперным» Яртыгулаком. Но для этого нужен поэт, который сделает хороший перевод, пока я такого не нашел.

Рождение второй оперы – «Героглы» тоже имеет необычную историю. Её начал писать Данатар Овезов, однако он ушел от нас, не закончив работу. Нуры Халмамедов взялся завершить её, но и он не успел это сделать. И тогда я дал себе слово: «Буду жив-здоров, доведу мечту дорогих мне композиторов до конца». В 1999 году опера «Героглы» была поставлена в Театре оперы и балета им. Махтумкули.

Памяти Нуры Халмамедова я посвятил Квинтет-поэму для струнного квартета и фортепиано.

Реджеп Реджепов на протяжении многих лет, с тех пор как закончил консерваторию, ведет класс композиции в Туркменском государственном музыкальном училище им. Данатара Овезова. Очень хорошо он отзывается о своих учениках, говоря, что они вселяют в него большие надежды. Но выделить кого-то отдельно не захотел, чтобы не обидеть других. А вот любимого певца он назвал – это народный артист Туркменистана Атагельды Гарьягдыев, и даже указал причину: «Он был первым исполнителем моих песен, и его также, как и я, любил мой наставник Нуры Халмамедов».

От редакции: Нам будет очень не хватать этого тонко чувствующего композитора, завораживающего мелодичностью своих произведений слушателей разных возрастов. И, конечно, хотелось бы, чтобы мечта Реджепа Джумаевича об опере «Сказки каракумского ветра» реализовалась, и туркменские ребятишки услышали, наконец, как запел самый смелый и справедливый сказочный мальчишка-сорванец Яртыгулак.