Корифеи национальной школы живописи: Сергей Бегляров

Фото: Алексей ГИМАЛИТДИНОВ

В Музее изобразительных искусств Туркменистана хранятся около 100 картин, эскизов и незаконченных работ известного живописца Сергея Беглярова, которому в августе этого года исполнилось бы 120 лет. Часть этого собрания находится в запасниках и выставляется на тематических выставках по случаю праздничных дат, другая часть коллекции – в постоянной экспозиции музея ИЗО.

Об этом художнике сохранилось не так много сведений, как хотелось бы. Некоторые искусствоведы относят творчество Сергея Никитовича Беглярова к туркестанскому авангарду – художественному течению, возникшему в Средней Азии в 1920-1930 годах. В какой-то степени на такое мнение повлиял тот факт, что первые шаги в творчестве Сергей Никитович сделал в Ударной школе искусств Востока (УШИВ).

Можно только представить ту бурю эмоций, которую испытал молодой человек, с детства мечтающий стать художником, когда узнал об открытии в Ашхабаде УШИВа и наборе желающих обучаться азам живописи и других видов искусства. В 1919 году Сергей Бегляров брал уроки рисования в частной студии в Баку, но через год вместе с родителями переехал в Ашхабад и не имел возможности продолжить обучение. Наверняка, худощавый парнишка в круглых очках со священным трепетом в душе переступал порог этой школы и, скорее всего, очень удивился, почувствовав радушную и непринужденную атмосферу, царившую в большом красивом здании, куда стекалась молодежь с различной степенью художественной одаренности.

Создателями школы были два энтузиаста Александр Владычук и Илья (Рувим) Мазель, волею судеб оказавшиеся в Туркменистане. Владычук и Мазель были живописцами с европейским образованием, тяготевшие к новым веяниям в искусстве. Приверженность авангардизму стала впоследствии основной причиной закрытия школы.

УШИВ просуществовала недолго, но ей удалось сделать главное – заложить основы национального изобразительного искусства и сформировать первое поколение туркменских художников. Пожалуй, один из самых талантливых учеников этой школы был Сергей Бегляров. Впрочем, учеником его можно было назвать с трудом. Необходимо отметить, что Сергей Бегляров был самым что ни на есть самородком. В принципе ему можно было не учиться, он был художником от рождения, со свойственным ему почерком и вкусом. Это сразу же понял Илья Мазель и поручил ему преподавание черчения и рисования. Так, Бегляров, пришедший в УШИВ учиться, стал педагогом. Он становится правой рукой Ильи Мазеля при росписи стен солдатских казарм и помещений обкома партии. Это были первые шаги в становлении монументально-декоративного искусства в Туркменистане, которые, к сожалению, не имели продолжения вплоть до 60-х годов. Сегодня мозаичные панно, украшающие здания столицы, - не редкость. Но в 20-е годы прошлого столетия стенная роспись была эпизодическим явлением.

В первых картинах Сергея Беглярова прослеживаются элементы модернизма, взять к примеру, работу «Жертвоприношение», в которой соединены символизм и импрессионизм, присущие творческой атмосфере УШИВа. Однако Беглярову было тесно в рамках одного течения, он активно искал свой авторский стиль, синтезируя идеи. В 1923 году появляется картина «Туйдукчи», выполненная в классическом стиле. Выразительная палитра полотна настолько гармонична с сюжетом, что создаётся иллюзия звучания туйдука. Надо отметить, что уже в первых полотнах Беглярова чувствуется почерк мастера.

Среди ранних картин Беглярова – «Автопортрет». Художник несколько раз обращался к этому жанру, но, пожалуй, лучший из них – первый: умный пытливый взгляд, задор, уверенность и транслируемый дух времени надолго удерживают внимание зрителя.

Одна из работ того времени - «Портрет жены», в которой Сергей Никитович изобразил Елизавету Скоблину – выпускницу УШИВа. К сожалению, нам не удалось обнаружить ее картин и составить о ней представление как о художнике.

Закрытие УШИВа стало болезненным для всех начинающих живописцев. Сергей Никитович едет в Армению для учебы в Ереванском художественно-промышленном техникуме, где его педагогом стал известный живописец-портретист Степан Агаджанян. По окончании техникума, в 1927 году, он возвращается в Ашхабад и вскоре создаёт, пожалуй, одну из лучших своих работ – «Игра в шашки». Сергей Никитович использовал в ней ракурс сверху и добился необычного эффекта.

Бегляров пробует себя в жанре натюрморта. Причем, взгляд его пал не на виноград, персики и дыни, которые изображают подавляющее большинство художников, а …на баклажаны. Такой оригинальный выбор, по-видимому, тоже влияние УШИВа, где приветствовалось все новое, необычное. Художник подал спелые фиолетовые овощи с такой достоверностью, что работа стала ярким образцом реализма в живописи.

Одна из известных картин Беглярова – «Вокруг патефона». С восторгом принимать технические новинки тоже было в духе УШИВа, напомним, что Александр Владычук изобрел рулепед – аналог велосипеда. В картине трое парней впервые опробуют действие патефона, они буквально светятся счастьем, не веря до конца в то, что при соприкосновении двух неодушевленных предметов зазвучит песня!

Картина «Футболисты» передает момент захватывающей борьбы спортсменов за мяч. Эту картину, как и большинство картин Беглярова, можно принять за работу современного автора, несмотря на то, что прошло 80 лет с момента её создания. Тот же азарт и молодые мускулистые тела спортсменов, как и на современных полотнах, но только ноги обуты в истоптанные кеды, а вместо спортивной формы - трусы.

В 30-е годы в Беглярове проявляются организаторские способности. Он – один из инициаторов создания Ассоциации художников Туркменистана, куда вошло 20 живописцев, в основном воспитанников УШИВа. В 1929 году по инициативе Беглярова открыто художественное отделение в Ашхабадском музыкальном техникуме, в 1931 году его возглавил Сергей Никитович.

Сергей Бегляров хорошо понимал время, в котором жил. Он сам был частичкой той эпохи, поэтому сразу же откликался на яркие события соотечественников своими произведениями. Так, появляется многофигурная станковая картина «Конный пробег через Каракумы». Художник восхищен мужеством энтузиастов, бесстрашно преодолевающих пустыню. Бегляров был большим романтиком в душе и его привлекало все героическое.

В 1939 г. Сергей Бегляров удостоен почетного звания «Заслуженный деятель искусств Туркменистана».

В 1941 г. Сергей Никитович перенес инсульт и два года не мог заниматься творчеством. А как только окреп, принял активное участие в создании антифашистских плакатов «Окна ТуркменТАГа». Два военных года (1943-1944) Сергей Бегляров избирался председателем правления Союза художников Туркменистана. В это время он создает многофигурную станковую картину «Передача коней фронту», в которой воспевает патриотический подвиг гражданского населения, жертвующего самым дорогим ради Победы.

Гобелен-панно «Танец белуджев» было соткано по эскизам Беглярова в послевоенные годы. Сергей Никитович вдохнул в танцоров жизнь, и оно по праву заняло место в постоянной экспозиции Музея ИЗО.

Сергею Никитовичу было всего 50 лет, когда он ушел из жизни. А прежде ему пришлось пережить разрушительное ашхабадское землетрясение, которое уничтожило музей, а вместе с ним и большую часть картин Сергея Беглярова. Он лишь на полгода пережил свои погибшие полотна, уйдя из жизни 14 апреля 1949 года. Но художники не умирают, они продолжают жить в своих работах, излучающих авторскую энергию, эмоции и талант, в воспоминаниях близких, друзей и поклонников. Они живы пока их творчество приковывает внимание искусствоведов и начинающих живописцев. Произведения Сергея Беглярова всегда современны, в этом их главная особенность. К тому же, как и полотна Евгении Адамовой, они национальны по духу, вызывая восхищение умением авторов интерпретировать ментальные нюансы в колоритных и объёмных сюжетах.

И еще. Личность Сергея Беглярова в нашей памяти будет всегда ассоциироваться с именами Александра Владычука и Ильи Мазеля, объединёнными знаковым этапом в становлении национальной школы живописи – деятельностью Ударной школы искусств Востока, которая оставила яркий след в истории туркменской культуры.