Притяжение земли туркменской

Экипаж тридцать первой экспедиции Международной космической станции в составе командира Олега Кононенко и двух бортинженеров - американца Дональда Петита и голландца Андре Кейперса вернулся на землю 1 июля. Сейчас наш земляк проходит послеполетную реабилитацию - отдыхает в российском санатории «Решма». Здесь мы и встретились с Олегом Дмитриевичем КОНОНЕНКО, который с удовольствием рассказал о полете.


«Состыковаться» с космонавтом в коридоре такого санатория дело обычное - здесь побывало не меньше семи звездных экипажей. Сами гости славы не ищут (все-таки приехали отдохнуть, побыть в тишине), но от внимания не прячутся. Свысока тоже не смотрят. И это при том, что слово «высота» чувствуют они в миллионы раз острее любого из нас.

СЕКУНДНОЕ ДЕЛО

Олег Кононенко такой же земной человек, как и все мы. Отличие одно - улыбается он по-гагарински. А больше нет в космонавте ничего звездного. Ну, разве что его позывной «Антарес».


«Это яркая звезда в созвездии Скорпиона, - объяснил командир экипажа еще на старте. - Космонавты, как правило, выбирают свои позывные из названий звезд различных созвездий. Я последовал этой традиции, и какой-то дополнительный смысл не вкладывал». Для летчика-космонавта Кононенко это второй полет. Стартовал экипаж в декабре 2011 года, Олег стал командиром. Напомним, что в апреле 2008 года состоялся первый полет, тогда космонавт был бортинженером.

- Олег Дмитриевич, в чем для вас разница полетов? Только в звании?

- Нет, разумеется. По эмоциям они очень разные. Самое сложное -это дождаться первого полета в космос. На это уходят годы. Порою и безрезультатно. Я долго был в роли дублера.

- Такая сложная подготовка?

- Есть определенные международные правила. Подготовка к первому полету требует не меньше двух лет, ко второму - полтора года. Подготовка никогда не повторяется дважды. У меня новый статус, полетная должность, друзья-товарищи. В чем-то эту подготовку можно сравнить с предыдущей, в чем-то нет. Есть очень хорошая пословица: «Повторенье - мать ученья».


- А ощущения при приземлении те же?

- Первое ощущение - это ощущение земной тяжести. Тяжело физически, уже твое тело, твои руки, твои ноги приобретают вес. Скафандр приобретает вес. Весит он порядка девяти килограммов. Когда поисково-спасательная команда открыла люк и нужно было подать мою бортдокументацию, которую я держал в руках, мою указку, которой я выдавал команды на пульт, надо было это все вынуть, протянуть руку.

- Скажите, как пережили на орбите добавленную ко всемирному времени «високосную секунду»? Это ведь случилось в день приземления?

- Да, так совпало, добавили секунду первого июля, чтобы компенсировать накопившуюся разницу между астрономическим временем, определяемым по вращению Земли, и временем атомных эталонов. Одна секунда - это очень важно. В момент приземления -это промах в несколько километров. Понятна цена этой секунды, поэтому все было отработано и учтено заранее.

ЭТО ВАМ НЕ ИГРУШКИ

Не могу не сказать о том, что на встречу с земляком я принес скромный, но очень родной для космонавта сувенир - своего рода «матрешку», только не из дерева, а из тыквы, и расписанную под туркменскую красавицу. Олег Кононенко подарок с удовольствием принял, а в ответ преподнес открытку с автографами всего экипажа МКС.


Сказать по правде, игрушку я принес не случайно. Вычитал где-то, что наступление невесомости космонавты тоже проверяют по игрушке. Не по такой, конечно, как у меня, но все же.

- Правда, что наступление невесомости вы проверяете плюшевым медвежонком?

- Первый раз, когда я был бортинженером, все так и было. Игрушку брали. Но мне она была не нужна. Есть много других способов понять, что мы уже находимся на орбите.

-А что тогда в качестве талисмана? Андре Кейперс из вашей команды взял фотографии семьи, а оберегом назвал весь экипаж. Дональд Петит тоже взял фото, но исключительно электронные.

- С личными вещами все просто - тоже фотографии. Очень поддерживает возможность звонить семье. (Кстати, во время такого звонка в Туркменабат четыре года назад космонавт пообщался не только со своей мамой, но и корреспондентом «Нейтрального Туркменистана» Марсталом Бектасовым. О том случае Олег Кононенко помнит и просил передать автограф для туркменского интервьюера).

СНЯТСЯ ЛЮДЯМ ИНОГДА...

- Спрошу о том, о чем, наверняка, вы говорили не раз. Снится «зеленая-зеленая трава»?

- Самые обычные сны снятся, как на Земле. В конце рабочего дня залетаешь в мешок, закрываешь глаза и засыпаешь. Ничего необычного.


- А города не снятся, которые вы до отбоя фотографируете?

- У нас рабочий день оканчивается в 18.30 или в 19.00, после этого - разбор полета. А потом уже наше личное время - делаем, что нам нравится. Впечатляют с такой высоты Анды. Очень красива Австралия.

Есть красота и в пустыне. Кстати, пролетая над Туркменистаном, где я родился, фотографировал родные города - Ашхабад и Туркменабат. Ночью они залиты огнями, очень красиво.

Как видим, над притяжением родной земли невесомость не властна. Земля в иллюминаторе для Олега Кононенко - это не только величавые ландшафты далеких стран, но и близкие сердцу Каракумы.

О ВСТРЕЧЕ С ЖЮЛЕМ ВЕРНОМ В КОСМОСЕ

- Знаю, что в Туркменабате, в родительской квартире, на видном месте лежат ваши любимые книги Жюля Верна. Это он вдохновлял на мечты?


- Забыл, когда в последний раз читал художественную литературу. Сейчас читаю по технике. Но однажды грузовой корабль с названием «Жюль Верн» доставил на МКС не только продукты питания и аппаратуру, но и «духовную пищу» для астронавтов. В том числе редчайшие факсимильные издания самого Жюля Верна.

«Я РОДИЛСЯ С ЭТОЙ МЕЧТОЙ»

- Олег Дмитриевич, правда, что стать космонавтом вы решили еще в первом классе?

- Я родился с этой мечтой.

- Неужели так бывает?

- Сейчас не представляю, что могло быть иначе. Главное -поставить цель.

Спрашивать о качествах, которыми должен обладать человек, решивший стать космонавтом, я не стал. Лучше всего Олег Кононенко ответил на этот вопрос суворовцу Никите с такой символичной фамилией - Королев. Мальчик написал командиру экипажа во время его второго полета прямо на МКС.

«Если о личных качествах, то человек должен быть любознательным, склонным к обучению, иметь хорошую стрессоустойчивость и, конечно, обладать смелостью и решительностью».

БЕЛОЕ СОЛНЦЕ ПУСТЫНИ

Традиций у космонавтов великое множество. Самая известная - просмотр перед стартом фильма «Белое солнце пустыни». Снимался фильм, как известно, в туркменской пустыне. Понятно, что для Олега Кононенко это все родное. Есть и менее известные, но очень почитаемые обычаи. Например, при посещении дома-музея Гагарина, а Олег - почетный гражданин города Гагарин, все космонавты пьют воду из колодца и обязательно загадывают желание.


- А какое желание вы загадали в родном для Гагарина месте?

- Не помню, что именно. Но точно знаю, о чем мечтать. Стать хорошим космонавтом!

- Что в вашем понимании значит «хорошим»?

- Полететь в космос еще не один раз.

- А дети ваши там, у колодца, загадали желание стать космонавтами?

- Я не спрашивал. Спросите сами. Вот, видите, на велосипеде едут, - Олег показал в дальний угол санатория.

* * *

Догнать мальчика и девочку (они, кстати, близнецы) я не успел. Пока дети увлечены исключительно земным притяжением. А вот сам космонавт любит поиграть в бадминтон.

- Это мой любимый вид спорта, - признается он.

Несмотря на усталость (это усталость особого рода, такая бывает после хорошо выполненной работы), он в два счета может загонять на корте любого опытного игрока. Так что здоровье Олега Кононенко в полном порядке.