«Чайка» на сцене Пушкинского театра: приглашение к размышлению

Фото: Юрий ШКУРИН

В Государственном русском драматическом театре им. А.С. Пушкина состоялась премьера спектакля «Чайка» по пьесе Антона Павловича Чехова. Надо отдать должное смелости творческого коллектива, взявшегося за такое сложное драматургическое произведение, которое можно играть только блестяще, иначе пьесу ожидает неминуемый провал. И коллектив, возглавляемый заслуженным артистом Туркменистана режиссером-постановщиком Аширмухаммедом Рахмановым, справился с решением непростой задачи.

Действие происходит в российской глубинке в обедневшей интеллигентской среде. Константин Треплёв, сын актрисы Ирины Аркадиной, знакомит гостей с постановкой своей первой пьесы. Сцена – изумительный вид на озеро во время заката. Игру Нины Заречной несколько раз перебивает своими категоричными репликами Ирина Аркадина, властная особа, привыкшая подчинять своему эго все окружение. Константин негодует и останавливает спектакль…

Чеховская «Чайка» задает больше вопросов, чем дает ответов. И начинаются вопросы уже с определения жанра. Почему комедия, а не трагедия, ведь чайка – символ мечты – застрелена, и к финалу пьесы ни один из персонажей не стал счастливее, скорее - наоборот. Но в этом и сила пьесы. Она приглашает к размышлению и подводит к мысли о том, что поступки героев соединены в клубок аллюзий. И комедийность «Чайки» не в сюжете, а в личностной трансформации персонажей.

Давая имена героям пьесы, Антон Павлович Чехов одновременно давал им и характеристики. Константин Треплев, экзальтированный молодой мужчина, бесплодный мечтатель, неспособный создать что-либо или осчастливить кого-то, хотя он влюблен в Нину Заречную, а в него влюблена Маша – дочь управляющего.

Его дядя – Петр Сорин, тоже мечтал в молодости о семье и литераторстве, но так ничего и не достиг. По идее, если бы Константин Треплёв, не застрелился в последнем акте, он повторил бы судьбу своего дяди.

Борис Тригорин – милый интеллигентный человек, в меру талантливый литератор, но не гений, и получил такую фамилию, с одной стороны возвышающую его до трех гор, с другой – опуская до трех горестей. Скорее всего, он - нечто среднее между горой и горем. Борису Тригорину было комфортно находиться рядом с энергичной, волевой Аркадиной. Известный литератор был эффектным мужчиной и не мудрено, что Нина Заречная влюбилась в него. Увидев застреленную чайку, он делает пометки в своей записной книжке для сюжета к рассказу – на берегу озера жила прекрасная девушка, которую однажды увидел охотник и погубил ее. Сам того не подозревая, он как бы заглянул в будущее – свое и Нины.

Сельский учитель Медведенко, человек, судя по фамилии, простой, без утонченности, ему и невдомек, что вышедшая за него замуж Маша по-прежнему любит Константина Треплёва.

Этой безрадостной публике противопоставлена Ирина Аркадина - успешная эгоистичная особа, живущая, согласно своей фамилии, в «стране счастья». Ей не свойственно делиться своим местом под солнцем, помогать кому-то, даже своему сыну и брату. Она занята лишь собой.

Блестяще исполнила роль Аркадиной заслуженная артистка Туркменистана Светлана Троицкая. Объёмный образ Бориса Тригорина удалось представить актеру Святославу Лавину. Заслуженному артисту Туркменистана Анатолию Спиридонову пришлось до неузнаваемости измениться, чтобы соответствовать чеховскому Петру Сорину - мягкому и очень несчастному человеку, доживающему свою старость в обществе племянника. Роль Константина Треплева, пожалуй, самая сложная в спектакле. И надо отдать должное актеру Станиславу Троицкому, наделившего своего персонажа ярким сценическим характером. Образ превратившей свою жизнь в трагифарс Нины Заречной воплотила Айна Джумаева.

- Наш выбор чеховской «Чайки», - говорит режиссер Аширмухаммед Рахманов, – сродни экзамену, причем не только для творческого коллектива, но и для публики. Интересно ли будет современникам оказаться в ту эпоху в обществе людей -мечтателей, зашедших в тупик? Перед премьерой волновались как никогда и счастливы, что зритель принял спектакль тепло.